ФОТОМОДЕЛИ.НЕТ

Сайт о фотомоделях и для фотомоделей.

Russian Chinese (Traditional) English French German Italian Portuguese Spanish

Новости

vedushchaya-teleshou-top-model-po-amerikanski-tajra-benks-v-zhurnale-arise
Американская супермодель и ведущая телешоу "Топ-модель по-американски"...
kendra-spirs-v-fotosessii-vogue-paris
Кендра Спирс (Kendra Spears) в фотосесси Лахлана Бэйли (Lachlan Bailey)...
dieta-kotoraya-ne-dieta-ili-kak-pokhudet-navsegda
На диетах сидеть не нравится никому, к тому же, часто результат...

Философия внешности

Создано 09.02.2013 17:36
1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 5.00 (1 Голос)
Философия внешности - 5.0 out of 5 based on 1 vote

filosofiya model 00Многомиллионная индустрия высокой моды направлена на поддержание мифа о совершенном человеке, чуть лучше и чуть красивее того, которого можно встретить в повседневной реальности. Совершенство это транслируется путем создания абсолютного визуального образа - девушки и юноши с идеальной внешностью и в идеальных нарядах оказываются в сценариях, если не утопичных, то разительно отличающихся от условий существования большей части жителей планеты.

Такая философия внешнего абсолюта - стройного, вечно молодого и близкого к идеалу настолько, насколько позволяют современные визуальные средства, работает и в обратном направлении. Высокооктановый мир глобальной моды обещает посредством обладания вполне осязаемыми вещами в виде платьев, сумок и брючных костюмов приблизить простых смертных к касте тех, кто проносится мимо публики по главным подиумам мира, кто смотрит на нас с рекламных разворотов глянцевых журналов - эдаких полубогов с неземными пропорциями тела и светящейся кожей. Феномен модели в моде зиждется на простых человеческих желаниях - стремлении нравиться, восхищать и возбуждать. Диктат модного сообщества приучает нас осознанно или нет стремиться быть похожими на тех, кто украшает собой обложки авторитетных изданий и рекламные кампании главных лейблов. В идеале мы мечтаем быть ими. Ключевое слово здесь - идеал. Каждый год тысячи молодых людей в Нью-Йорке, Лондоне, Милане и Париже проходят неестественный отбор для того, чтобы их лица и тела на короткое время стали объектом нашего желания, вожделения и обычной человеческой зависти. Подобно тому, как образ Марианны служит символом Франции, внешность тех, кто возглавляет списки топ-моделей мира, является отражением нашего модного бессознательного на них мы проецируем наше представление о красоте, сексуальности и респектабельности. В формате моды эти лица и тела говорят о нас самих и о мире, в котором мы живем, ничуть не менее красноречиво, чем жакеты с подкладными плечиками и вечно меняющаяся длина женских юбок. Модели - это то «человеческое, слишком человеческое», что вдыхает жизнь в модный продукт. Потому как без человека моды нет - в обезличенных вещах смысла не больше, чем в переполненных витринах универмага Walmart. Надетые на человека, они оживают и приобретают смысл - движение рук, мимика лица, походка и осанка наполняют одежду эмоциями, придают ей характер. Делая человека объектом, мода способна рассказать историю. Рассказать и продать ее.

Помимо своей прямой функции одежда создается для человека, а значит, на нем она должна демонстрироваться. Модели выполняют еще одну очень важную миссию. Они служат живы воплощением видения, пропагандируемого дизайнерами, они - эталон. Подобно мифическим героям они существуют вне реального места и времени, в той гиперреальности, которая создается силами тысяч человек фотографов, стилистов, редакторов. Эта глянцевая гиперреальность и есть миф о вечной красоте и совершенстве. Попробуйте изъять из нее человека и вся эта конструкция рухнет, словно карточный дом.

Со времен салонной практики парижских домов за моделей велась если не открытая война, то холодная подпольная битва. Кутюрье переманивали к себе лучших манекенщиц, не гнушаясь интриг и подкупов. Самые большие красавицы Парижа, несостоявшиеся танцовщицы и актрисы, безропотные русские эмигрантки придавали интимным демонстрациям мод атмосферу жреческого таинства. Они служили живым воплощением образам мадам Грэ, Поля Пуаре, мадам Вионне. И уже тогда было предельно ясно: правильные девушки в правильных нарядах служат самым красноречивым орудием в борьбе за ума, сердца и кошельки светских дам. За столетие своего развития логика модной индустрии не изменилась - то, на кого надета вещь, значит не меньше, чем то, что эта вещь собой представляет.

От статных медлительных барышень в нарядах Пуаре и Диора в конце 40-х к угловатым разбитным моделям 60-х, чей образ популяризировали бушующий Лондон и уорхоловская Фабрика, к экзотичным и нарочито сексуальным манекенщицам Ива Сен-Лорана и героиням фоторабот Ги Бурдена 70-х, к властным и декадентским моделям 80-х, к атлетичным супермоделям начала 90-х - доминирующий образ каждого десятилетия ХХ века был продиктован не только модными исканиями, но и значимыми культурными и социальными переменами. Томная Довима на студийном фото Ирвина Пенна, сексапильная Верушка посреди африиканского сафари в работах Питера Берда, чувственная Джиа Каранджи в красочных реалистских сериях Бурдена, холодная Надя Эрманн на черно-белых портретах Хельмута Ньютона - все они стали символом своего времени воплощают его дух не хуже, чем творчество самых популярных дизайнеров тех лет. Лицо и тело каждой из них служит живым монументом изменчивой парадоксальной моде столетия.

Эстетика гранжа и связываемый с ней героиновый шик, которые пришли на смену сексуализированному культу супермоделей 90-х, звездной компании Кристи Терлингтон, Наоми Кэмпбелл, Линды Евангелисты и подруг, принесли моду на андрогинные болезненные лица разной степени бледности. Рождение новой эстетики упадничества совпало с началом бурной глобализации - мировая мода открывала новые рынки России, Китая и стран Ближнего Востока. На заре модного консьюмеризма во главе с Миуччей Прада и ее гениальным, но зловещим изобретением, нейлоновой сумкой, увлечение гранжем объявляется нездоровым и, в общем-то, опасным. Один из двигателей большой торговли Кельвин Кляйн сделал Кейт Мосс звездой своих рекламных кампаний и, по счастливой случайности, главной сенсацией 90-х.

filosofiya model kate moss 05

Кейт Мосс

Миучча Прада популяризировала эстетику ugly, живописного и математически просчитанного уродства. Новый типаж моделей, угловатый, нервный, противоречащий всем канонам красоты амазонок со страниц альбомов Брюса Вебера, прочно укрепился в сознании масс с кампаний Prada начиналась карьера лучших моделей Миллениума: Дарьи Вербовой, Карен Эльсон, Ханнелоре Кнуте, Джессики Стэм и Саши Пивоваровой. В конце десятилетия техасский парень Том Форд поставил коммерциализацию моды на поток. Его сексуальные, на грани порно, кампании для Gucci и Yves Saint Laurent вернули моду на все в буквальном смысле неприкрытое, дикое и порочное. В модельном бизнесе родился новый феномен племя Gucci, которое населяли нарочито сексуальные бразильянки и русские с идеальными пропорциями. Наталья Водянова, Евгения Володина, Эрин Уоссон, Изабелли Фонтана, Кармен Касс - главные лица начала нулевых возглавили шествие сильных и обнаженных на подконтрольных Форду подиумах Gucci и Yves Saint Laurent.

filosofiya model 04

Эбби Ли Киршоу

С ускорением модного процесса и увеличением количества сезонных коллекций и объемов производства мода в нулевых превращается в головокружительный забег, напоминающий сцену из фильма Сидни Поллака «Загнанных лошадей пристреливают, не так ли?». По сути, новые условия функционирования модного синдиката сделали невозможным появление полновесной супермодели образца Синди Кроуфорд, Клаудии Шиффер или Кейт Мосс. Новый отряд Gucci girls, теперь уже под предводительством Фриды Джаннини, выглядит как плановые сборы рок-звезд, только их имена редко преодолевают круги модных инсайдеров и сочувствующих им. Гламазонки версии конца нулевых - Наташа Поли, Ракель Циммерманн, Аня Рубик, Фрея Беа Эрихсен - получают самые заветные рекламные контракты и, похоже, надолго оккупировали обложки fashion-изданий, но стать полноценным брендом им уже вряд ли удастся. В Gucci, тем не менее, своих бойцов тщательно оберегают и делают ставку на новые лица - с подачи Джаннини уверенно вошли в ранг топ-модели Эбби Ли Киршоу и Джоан Смоллс. Вопрос: надолго ли? Сегодня модная индустрия переживает непростые времена. На свои 15 минут славы могут рассчитывать многие из тысяч девушек, которых каждый сезон представляют лучшие агентства Нью-Йорка и Парижа. Но редко, когда за этим всплеском общественного внимания приходит долгоиграющее признание. Во многом виновником тому сам модельный рынок, на котором предложение значительно превышает спрос, а также бурное развитие интернета и ресурсов, ежедневно выдающих нагора сотни портфолио моделей-новичков, у которых никогда не появится шанса перейти в основной состав.

filosofiya model 03

Каролин Мерфи

За ростом количества неотвратимо идет повышение качества. Сейчас крупнейшие международные лейблы обращают все большее внимание на моделей с яркой индивидуальностью, за плечами которых стоит жизненный опыт, а не только совершенная внешность. По этому пути пошел Кристофер Бейли: в рекламных кампаниях Burberry появляются молодые звезды - модные британские музыканты, актрисы и It-girls с хорошей родословной. Здесь же можно заметить самых популярных моделей Британии - от Агнесс Дин и Лили Дональдсон до Джордан Данн и Джорджии Мэй-Джаггер. Таким образом лейбл обращается к молодой активной аудитории, для которых красивая девушка с обложки уже не является авторитетом. В эпоху Твиттера и блогов картинка должна говорить с ними - за идеальным фасадом должны проявляться ценности, которые способны увлечь аудиторию. Подобный подход успешно практикует Том Форд, в прошлом году вернувшийся в большую игру со своим именным лейблом. Презентация дебютной женской коллекции Tom Ford носила характер военных действий: тяжелая артиллерия, полная секретность, и, пожалуйста, никаких фото. На закрытом дефиле на подиум выходили только лучшие модели мира (Лия Кибеде, Каролин Мерфи, Наталья Водянова) и женщины, вдохновляющие дизайнера - актрисы Джулианна Мур, Мариса Беренсон и Лорен Хаттон, певица Бейонси, Дафна Гиннесс. Лозунг Форда - назад к корням. Это значит обратно к салонной практике вдали от шумного многоголосья блогосферы, обратно к опытным моделям, знающим толк в одежде с пятизначным ценником, обратно к звездам, в глазах которых - история, достойная того, чтобы быть услышанной. Как и во всем, что делает Том Форд, в таком подходе чувствуется рациональное зерно. В нашем мире, в котором до последнего времени всего было слишком много, самое время вернуться к истокам, к тому, что действительно имеет ценность и вес. Возможно, из такого отношения к работе и того, что хотят сказать дизайнеры миру, вырастет поколение моделей, где найдутся новые Верушки, Джии Каранджи и Кейт Мосс. Время покажет.

filosofiya model 01
Дарья Вербова, Лили Дональдсон
filosofiya model 02
Джулианна Мур